Еженедельник «Друг для друга»

Архивный номер № 14 (704) от 8 апреля 2008Планета загадок


ОБОЯНСКИЙ «САМОРОДОК»

«Велогений» Клевцов первым из курян покорил Олимпиаду

Многие куряне считают, что первую олимпийскую медаль из представителей Курской области завоевал наш известный велогонщик Валерий Чаплыгин. В 1976 году в Монреале, будучи капитаном сборной СССР, он привел ее к «золоту» в командной гонке. Однако еще задолго до этого велосипедист Евгений Клевцов из Обояни стремительно ворвался в команду Союза, став участником двух Олимпиад в Хельсинки-52 и Риме-60. В столице Италии он в составе советской сборной первым из курян выиграл бронзовую олимпийскую награду. О Евгении Клевцове спортивный журналист Василий Воробьев написал книгу «Обоянский самородок».

Евгений Клевцов стал «Гагариным» курского спорта
Евгений Клевцов стал «Гагариным» курского спорта

Финишировал первым, чтобы не украли пиджак

Молодой обоянский паренек попал в большой спорт благодаря «роковой случайности». В сентябре 1948 года в районный спорткомитет пришла бумага из Курска. На чемпионат области по велоспорту требовали одного человека со своей «дорожной машиной». Председатель местного спорткомитета долго ломал голову, кого отправить на эти соревнования. И в конце концов остановился на кандидатуре 18-летнего Евгения Клевцова, слесаря обоянской машинно-тракторной мастерской. Несмотря на юный возраст, тот был не только мастером на все руки, но и «живой, как ртуть». Из какого-то утиля сам собрал велосипед и каждый день ездил на нем на работу и с работы.

Председатель райспорткомитета сказал одно напутствие: «Как проедешь, так проедешь. Только, для престижа района, постарайся не прийти к финишу последним». Клевцов пожал плечами – раз начальство приказывает, значит, ехать надо. Мать купила Жене на дорогу новенький пиджак и наказала глядеть за ним в оба, чтобы не сперли в городе дорогую обновку.

В Курске на дистанцию вышли более 50 самых сильных велогонщиков из разных районов губернии, одетых в разноцветные спортивные костюмы. Клевцов же, помня наказ матери, выкатил на старт в странной «форме»: спортивные штаны и пиджак. К обоянцу тут же подошла девушка-судья и попросила снять пиджак, оставив его в раздевалке. Евгений стал наотрез отказываться: мол, украдут. Тогда девушка сказала: «Давай я его надену на себя, а после финиша у меня заберешь! Идет?» Парень скинул пиджачок и почти сразу услышал команду: «Приготовиться на старт!»

С первых метров трассы в голове молодого гонщика запульсировала мысль: «Чем быстрее проеду дистанцию, тем быстрее заберу свой пиджак!» Он налег на педали и, оставив далеко позади даже группу лидеров, пришел к финишу в гордом одиночестве. 18-летний чемпион области показал рекордное время, удивив всех. А главный судья, подбежав к Клевцову, с непонимающим видом взглянул на часы:

– И откуда же ты такой шустрый?

– Евгений Клевцов я. Из Обояни.

– Кто тебя тренирует?

– Никто. Да я и не тренировался никогда.

– Как не тренировался? А кто тебя сюда прислал?

– Сказали в спорткомитете: «Съезди, выступи за район!», я и поехал.

– Парень, ты не шутишь?! Я что-то ничего не понимаю! – округлил глаза судья. – Тогда ты суперталант!

В это время из судейского вагончика вышла девушка в клевцовском пиджаке, и Евгений потребовал свою одежку назад. Та пожала чемпиону руку. В Обоянь Клевцов приехал настоящим героем. Вслед за ним корреспонденты «Курской правды» пожаловали и написали о новом рекордсмене большую статью с фотографией. Так и пришла к Клевцову первая слава.

За провал в Хельсинки заставили чистить туалет

Затем последовала столь же убедительная победа на Всероссийских сельских играх в Пятигорске, где Клевцов вновь пришел к финишу в гордом одиночестве, намного опередив самого чемпиона России Алексея Мишина. После этого успеха обоянского самородка пригласили «послужить в Армии». Он попал в спортроту ЦСКА, где в 1950 и 1952 годах в компании таких звезд советского велоспорта, как Игорь Чурилов, Евгений Немытов, Анатолий Колесов и Николай Бабаренко, стал чемпионом Советского Союза в командной гонке на 100 километров.

До боли трогательный случай произошел в жизни Клевцов весной 1950-го, когда он в поте лица готовился к командному чемпионату СССР. Евгений получил из дома письмо: сестра сообщала, что все в его семье заболели гриппом – даже огород вскопать и посадить картошку некому. А это значило, что предстоящей зимой семья Клевцовых жила бы впроголодь. Евгений пошел к главному тренеру и попросил отпустить его со спортивных сборов домой ровно на 4 дня...

Приехав глубоким вечером в Обоянь, Клевцов в половине пятого утра был уже на огороде. Впиваясь лопатой в землю и закусив губу, за два дня паренек вскопал матери и трем сестрам 20 соток земли и засадил их картошкой. Больная мама в знак благодарности только руками всплеснула: «Женя, милый! Спасибо! Что бы мы без тебя делали?!» А тому надо было возвращаться на сборы...

Летом 1952 года Клевцова включили в состав сборной СССР для участия в Олимпийских играх в Хельсинки. Он впервые в своей жизни попал за границу. Перед стартом наших велогонщиков собрал представитель делегации и в очередной раз напомнил, что «... лучший друг советских велосипедистов товарищ Сталин ждет от них только победы». В той гонке Клевцова выбрали капитаном команды. А значит, ему нужно было думать не о своем личном успехе, а о результате всех участников сборной.

Гонка проходила в страшную жару. Вначале Клевцов отстал от головной группы, чтобы поддержать «поплывшего» и теряющего силы Николая Бабаренко. Но тот, уже чуть ли не падая в обморок от духоты и напряжения, твердил: «Женя, брось меня! Я схожу с трассы – не могу больше! Езжай, держи Колесова и Крючкова! Зачет ведь по трем лучшим гонщикам!»

Клевцов послушался товарища и помчался догонять головную группу. Через полтора круга он настиг оторвавшихся лидеров и, к своей радости, увидел среди них Колесова и Крючкова. Однако радость эта была преждевременной. На 13-м круге оба советских велогонщика попали в сильный завал и были вынуждены сойти с трассы. Потеряв кучу времени на поддержку друзей и в итоге оставшись на трассе единственным гонщиком сборной СССР, Евгений из последних сил рванул к финишу и из 200 участников олимпийского старта занял 31-е место.

Когда после Олимпиады Клевцов приехал в свою часть, начальник спортроты перед всем строем гневно набросился на него: «Об...ли в Хельсинки честь Родины, мать вашу! За вас тут другие служат и пашут, а вы не могли до финиша доехать. Это же надо?! Три человека сошли с дистанции! Так, Клевцов! Я тебя научу Родину любить! Иди чистить туалет, и чтобы через два часа он сверкал, как зеркало!»

После «бронзы» в Риме полчаса приходили в себя

В череде бесконечных сборов, тренировок и соревнований 4 года пролетели незаметно и перед советскими велогонщиками замаячила Олимпиада-56 в австралийском Мельбурне. Клевцов и в этот раз был «железным» кандидатом на поездку в Австралию, но он еще сызмальства жутко боялся долго находиться около «большой воды». А в Мельбурн нужно было несколько суток плыть по океану на пароходе. Курянин честно признался во всем тренерам сборной СССР и отказался от поездки на Олимпиаду. Его прекрасно поняли и удовлетворили просьбу талантливого гонщика. В Мельбурне-56 велосборная СССР опять «с треском провалилась», не добыв ни одного очка.

Осень 1959 года Клевцов вновь встретил на пике спортивной формы. В том памятном для него сентябре Евгений с блеском выиграл Спартакиаду народов СССР, стал 8-кратным чемпионом Советского Союза и заслуженным мастером спорта. В 1960 году вновь в качестве капитана велосборной страны он отправился на Олимпийские игры в Рим. Они стояли на старте, как взведенная пружина, – Клевцов, Капитонов, Мелихов и Петров. И сразу после старта стремительно «выстрелили». Мчались к медалям на удивление хорошо. Работали, как отлаженный механизм. На полминуты вперед выходил один гонщик и, рассекая воздух, вел за собой остальную советскую тройку. Однако за 20 километров до финиша капитан Клевцов увидел, что от сильной жары начал быстро терять силы Петров.

Голова Евгения заработала, как компьютер. Что делать? Можно, конечно, бросить Петрова, ведь зачет-то по трем лучшим гонщикам. Но где гарантия, что от духоты еще кто-нибудь из товарищей не сойдет с трассы ? И тогда вновь нулевой зачет. На третьей Олимпиаде подряд! На третьей!!! А ведь пока, тьфу-тьфу, идем-то вроде хорошо.

И Клевцов принимает решение не бросать Петрова, а всем вместе из последних сил «тащить» его до финиша. Друзья разом вылили на голову обессилевшего товарища все свои запасы воды и, втолкнув его в середину четверки, помчались дальше. Так они и финишировали вчетвером. Финишировали – и разом упали от изнеможения на выжженную солнцем траву. Около получаса гонщики не могли прийти в себя, а потом услышали радостный возглас главного тренера велосборной СССР Леонида Шелешнева: «Ребята, вы завоевали бронзовые медали!!! Молодцы вы мои! Дайте я вас всех расцелую!!!» В общем, та олимпийская «бронза» Клевцова стала дороже иного «золота».

После успеха на Олимпиаде-1960 в Риме Евгений Клевцов вскоре ушел из большого спорта. Долгое время работал в московской команде ЦСКА механиком. Помогал гонщикам ремонтировать и подгонять под каждого спортсмена его веломашину. А 7 января 2003года Евгения Клевцова, первым завоевавшего для Курской области олимпийскую медаль, не стало. Но хотелось бы, чтобы светлая память о нем жила среди земляков. Ведь уроженца Обояни без ложного бахвальства можно назвать настоящим «Гагариным» курского спорта.

Игорь ЗАБЕЛИН, по материалам книги Василия Воробьева «Обоянский самородок»


Отзывы читателей (3)


+++20 января 2009, 02:38:15

Чуть непрослезился... МужиГ, что сказать



Анна18 июня 2012, 00:16:44
город: Обоянь

Круто! Горжусь земляком!!!!!!!



Ольга Курова (Клевцова)31 октября 2013, 16:11:32
e-mail: okurova@mail.ru, город: Москва

Это статья о моем отце, очень приятно...
С уважением, Ольга



Выскажите своё мнение о статье

Имя: *
E-mail:
Город:
Смайлики: smile super yes no beer wink tongue laugh finish boy love girl confuse joy good fright sleep wall amaze angry box shok star kill stop suicide
Текст * сообщения:
Защита от спама *: Введите 6 цифр на картинке  → 
Поля, отмеченные (*), обязательны для заполнения.
© 2003–2018 «Друг для друга», г. Курск