Сетевое СМИ «Друг для друга Курск Онлайн»

Архивный номер № 9 (751) от 3 марта 2009Новости


БЕЗ ГРАНИЦ

Курянин съел сердце кобры

Чтобы приехать в Россию из Вьетнама, где курянин Дмитрий Грызлов живет уже четвертый год, ему пришлось обойти практически все магазины Сайгона – искал теплую одежду и обувь. Многочасовые поиски увенчались-таки успехом: обзавелся легкой курткой и брюками, едва достающими до щиколоток. Это все, что он нашел во вьетнамских магазинах, где основной ассортимент – майки и шорты. Будучи в родном Курске проездом, Дмитрий зашел в редакцию «ДДД», чтобы рассказать о жизни в жаркой стране.

Чем отличается «фо бо» от «фо бо»

Еще три года назад Дмитрий жил в Курске, занимался бизнесом. Иногда выезжал в теплые страны, чтобы понырять. Грызлов – инструктор по дайвингу. Постепенно поездки становились длиннее. «Сначала неделю меня не было дома, потом месяц, дошло до того, что раз в полгода появлялся на работе», – смеется он.

Вьетнам местом постоянного жительства Грызлов выбрал благодаря стечению обстоятельств: «Просто у меня было запланировано свадебное путешествие по Вьетнаму, Камбодже и Лаосу. И тут пришло сообщение, что в курортном городе Ня Чанг нужен русский инструктор по дайвингу. Заехали с супругой туда, решили немного пожить. Понравилось настолько, что домой возвращаться не захотелось. Более того, пришла мысль открыть в Ня Чанге русскую школу дайвинга «Amigos».

Конечно, первое время пришлось довольно тяжело. Прежде всего – языковой барьер. Во вьетнамском языке различают шесть тонов – одно и то же слово, произнесенное с разной интонацией, может иметь несколько значений. «Например, «син тяо» означает «здравствуйте», но если на букву «я» сделать сильное ударение, фраза будет означать «дай каши», – просвещает Грызлов. – Или такой вариант: «фо бо», произнесенное в нос, – суп. Но если звук упростить и сказать просто – «фо бо», получится ругательство. Так называют дам легкого поведения. Сейчас могу говорить на бытовом уровне: попросить счет в ресторане, спросить направление, время. В основном приходится общаться на английском. В крайнем случае, есть переводчики».

К курянину вьетнамцы обращаются не иначе как «мистер Дима». «Если мне нужно позвать вьетнамца, к сверстнику или обслуживающему персоналу следует обратиться «эмой», к старшему – «аной», к ребенку – «ти ой». А можно проще: «Ой-ой-ой, иди сюда», – смеется Грызлов. – И, что приятно – понимают».

По сравнению с русскими вьетнамцы выглядят хилыми. «Но это обманчивое впечатление, – говорит курянин. – Они все жилистые, спортивные. Толстых практически нет. Я у них своего рода достопримечательность – меня в толпе издалека видно. В Ня Чанге со всеми местными детьми перефотографировался. Причем я – в роли «обезьянки». Еще вьетнамцы могут запросто подойти и дотронуться до тебя. Для них это в порядке вещей – нормально при общении взять чужого человека за руку. Мы привыкли садиться на определенном расстоянии друг от друга. Вьетнамец сядет очень близко, буквально прикасаясь к тебе, и начнет общаться».

За годы, проведенные во Вьетнаме, Дмитрий успел приобрести собственное жилье. В Ня Чанге с населением в 350 тысяч человек, квартира в новом доме площадью 80 квадратных метров, обошлась в 50 тысяч долларов. «У меня сначала был дом с высотой потолков больше пяти метров, – говорит Дмитрий. – Это нужно для циркуляции воздуха. Ведь там круглый год лето, жара. Одежда особо не нужна: майка, шорты и сланцы. И никаких огромных счетов за отопление. Получается, тратиться особо не на что».

Дмитрий с женой Аней обзавелись домашними питомцами – собаками Скубой и Гошей. Скубу называют дайверским псом – туристы обязательно сфотографируются с ним. «Он появился у нас, как только приехали, – рассказывает Грызлов. – В дайв-центр пришел мужчина со щенком, стал интересоваться, можно ли обучиться у нас инструктажу. Тут ему звонят на мобильный. «Я отъеду, присмотрите пока за собакой», – сел на мотороллер и исчез. С тех пор Скуба и живет у нас. А Гоша был спасен от верной смерти. Вьетнамцы тащили нескольких псов в ресторан. Так жалко их стало – одного удалось отбить».

Остров обезьян и «тигровые ямы»

В чем колдовство Вьетнама – человеку, не бывавшему там, понять трудно. «Представьте: море, острова, водопады, круглый год солнце, – пытается объяснить Грызлов. – Другие пейзажи и иная цветовая гамма. Скажем, листва и трава такого насыщенного зеленого цвета, которого в России найти невозможно. Практически полная противоположность тому, что я увидел здесь. Когда приехал в Курск, оторопел. Не могу понять, что случилось с людьми – осунувшиеся, злые... Мне говорят: «Ты что – в стране экономический кризис!» Ничего себе! Во Вьетнаме, конечно, известно о финансовых проблемах. Да и то от туристов. Но эта тема затрагивается, когда поговорить больше не о чем...»

– Наверное, во Вьетнаме хорошая экология? Ведь там практически нет автомобилей – все ездят на велосипедах или мотороллерах...

– Это точно – машин очень мало. Так что и дышится легче. В Ня Чанге работает «Российский тропический центр»: ищут новые формы жизни и ежемесячно их фиксируют! Разновидности креветок, раков, морских звезд – того, что еще не описано. Многие острова превращены в заповедники. Мы возим туристов на Остров обезьян, клочок земли, который можно обойти за пять минут. Там живет 1200 макак-крабоедов! Это, конечно, зрелище. К людям они привыкли, но могут и поцарапать. Просто туристы привозят угощение для «местных жителей». Если замешкаться и долго доставать еду, обезьяна может не вытерпеть и ударить. Едят все: от орехов и бананов до чипсов. А что касается экологии, есть нюансы. Например, около Сайгона остались зараженные территории. Во время войны американцы применяли химическое оружие, повлекшее многочисленные жертвы среди населения и тяжёлые экологические последствия. Распыляли так называемый «Agent Orange» (смесь дефолиантов и гербицидов синтетического происхождения). Таким образом американцы уничтожали леса, чтобы бороться с партизанами. Прошло больше 30 лет, а в тех местах до сих пор ничего не растет. Еще под Сайгоном есть место, которое называют железным треугольником. Систему подземных туннелей начали строить еще во время войны с французами. По нормативам каждый крестьянин, участвовавший в постройке, должен был пройти по меньшей мере один метр в день. Рыли простыми лопатами. Строительство продолжилось во время войны с США. В итоге трехэтажный подземный комплекс превратился в настоящий город. Общая длина тоннелей больше 200 километров. Были построены помещения для отдыха и сна, залы для совещаний, госпитали, оружейные комнаты... Вьетнамцы сделали даже небольшой кинотеатр и операционную. Во время войны с США эти места подвергались сильнейшим артиллерийским обстрелам, их многократно бомбили, заливали напалмом. Туда было сброшено бомб больше, чем за всю Вторую мировую войну! Земля здесь до сих пор усыпана осколками бомб и снарядов – отсюда и название «Железный треугольник». Сейчас это музей, где кроме экскурсий предлагают пострелять из различного оружия: от винтовки до пулемета.

Еще одним напоминанием о страшном прошлом Вьетнама стала политическая тюрьма Кон Дао (Замок Иф на восточный лад), расположенная на одном из самых красивых островов. Своего рода ад в раю. Многие из прошлых и нынешних членов политбюро компартии Вьетнама прошли через нее. На заключенных надевали кандалы и сажали в бетонные углубления – «тигровые ямы». За все существование тюрьмы убежать никому не удалось. Известен лишь один случай, когда вьетнамец, которого посадили в Кон Дао за взрыв посольства США, три года мочился на кандалы, чтобы те прогнили. Ему удалось освободиться, но далеко не убежал – тюрьма-то на острове. Поймали и расстреляли.

– Вьетнам постепенно становится популярным среди туристов. Как местные встречают американцев?

– Они давно простили и забыли о войне. Вьетнамцы отличаются доброжелательностью и терпимостью. В этой стране спокойно уживаются все существующие религиозные конфессии.

Гастрономическая экзотика

Если прийти на пляж Ня Чанга к пяти часам утра, можно увидеть тысячи человек. Кто-то делает зарядку, кто-то играет в бадминтон, медитирует. Многие просто сидят и ждут восхода солнца. Дождавшись, отправляются в кафе, чтобы выпить кофе. На работу – к семи утра. С 11 до двух все закрыто – своего рода сиеста, люди отдыхают. После обеда снова выходят на работу, трудятся часов до 5–6. В девять вечера весь Вьетнам идет спать, чтобы проснуться в половине пятого утра и снова идти встречать солнце. «По ночам гуляют одни туристы, – смеется Дмитрий. – Развлечений же хватает!»

Как можно побывать во Вьетнаме и не попробовать местной кухни? Вот и отправляются гости в экзотические рестораны.

– Алкоголь на любой вкус, – продолжает курянин. – Ром, рисовый самогон, настойки на кореньях, женьшене, кобрах, ящерицах...

– И это люди пьют? – не верим, что такое возможно.

– Более того, существует целый обряд по освежеванию кобры, – смеется Дмитрий. – Очень эта процедура популярна у русских туристов. Я, кстати, не стал исключением, попробовал главный деликатес Вьетнама – сердце змеи. Есть специальные рестораны, в которых у вас на глазах отрезают кобре голову, сливают кровь, вынимают сердце (размером с куриное) и желчный пузырь. Приносят два стакана с рисовой водкой – в один кладут еще бьющееся сердце кобры. И пока оно пульсирует, нужно этот коктейль выпить. Ощущения, скажу вам, странные... Главное, заставить себя проглотить бьющееся сердце. Потом повара из кобры готовят несколько блюд – от супа до жаркого... Все это удовольствие стоит 60 долларов – сумасшедшие деньги по вьетнамским меркам! А так – едят они все. Недавно на кошек звали: «Осень, осень вкусьно!» – говорят. Но как-то не возникло желания. А вот салат из медуз ел. Вьетнамцы ловят этот «холодец», высушивают и подают как изысканное блюдо. По вкусу напоминает свиные уши...

Дмитрий обмолвился, что в Курске постоянно мерзнет. «Отвык от такой температуры! – говорит он. – Стало нормой, что термометр ниже 25 градусов тепла не опускается».

– Ну, не может быть все так хорошо, – пытаемся найти хоть какой-то изъян. – Может, случаются страшные природные катаклизмы?

– Нет, – разочаровал Грызлов. – Само место, где расположен Ня Чанг, сейсмически неактивно. Что касается цунами, то в море лежит огромная плита, которая разбивает волны. В ноябре-декабре штормы бывают серьезные, но лишь в открытом океане. В бухте, защищенной островами, этого нет. В 2006 году ждали тайфун, от которого на Филиппинах погибли больше тысячи человек. Оттуда прямой наводкой он пошел на Ня Чанг. Мы, конечно, пошли смотреть на чудо природы – взяли видеокамеры, фотоаппараты... Но острова спасли – тайфун развернулся, ушел на соседнюю провинцию.

– Может, вернетесь в Курск?

– Нет уж, лучше вы к нам...

Марина ВЕБЕР



Отзывы читателей (3)


нгуен6 марта 2009, 20:08:32
город: курск

Дмитрий пока только побывал в Нячанг( Центаральный часть Вьетнама) и в Сайгоне (Южный Вьетнам). Если он еще быть в Ханое- столице Вьетнама на Севере то еще побольше впечатлений о Вьетнаме.



Роман9 мая 2009, 15:38:20
e-mail: raul3380@yahoo.com, город: Йошкар-Ола

Интересная статейка тоже хочу попробывать коктейль из сердца и крови кобры



артур18 марта 2014, 18:34:00
e-mail: torubarov.artur@yandex.com, город: курск

Дима, как к вам приехать? тоже хочу туда!



Выскажите своё мнение о статье

Имя: *
E-mail:
Город:
Смайлики: smile super yes no beer wink tongue laugh finish boy love girl confuse joy good fright sleep wall amaze angry box shok star kill stop suicide
Текст * сообщения:
Защита от спама *: Введите 6 цифр на картинке  → 
Поля, отмеченные (*), обязательны для заполнения.
© ООО «Друг для друга — Медиа», г. Курск, 2003–2022