ТворчествоЗнакомстваНовые лицаСупермодельKursk FashionАфишаСправочникОбъявленияТарифы DDDMedia
№ 41 (1408) от 12.10.2021 Обновление: 17.10.2021, 19:31 Самый большой сертифицированный тираж (20 700 экз.) в Курской области


В Курске задержан пьяный мужчина, стрелявший из винтовки по детям

В Курске ввели систему QR-кодов
Евгений Новиков отвечает на вопросы читателей


Полина Леонтьева: «Есть одно правило – никаких правил»

Архив ДДД на проекте «Яндекс.Новости»
Первое курское интернет-телевидение «46ТВ»
ГТРК
Телекомпания «ТАКТ»
Портал «Афиша 46»
ФК «Авангард» (Курск)


Архивный номер № 40 (1407) от 5 октября 2021Новости


СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Госзакупки в Курской губернии: от кандалов до офицерских домов

История государственных закупок в России берет начало в XVII веке с указа царя Алексея Михайловича о доставке в Смоленск сухарей и муки. Начиная с середины XVIII века объявления о госзакупках стали печатать в прессе, что сделало торги более открытыми. В Госархиве Курской области хранятся материалы, посвященные подрядам и продажам, для исполнения которых дореволюционные власти искали частных лиц.

Дореволюционные власти размещали объявления о госзакупках в прессе
Дореволюционные власти размещали объявления о госзакупках в прессе

Подушки – военным, гречка – сидельцам

В рамках государственных закупок в дореволюционной Курской губернии шли торги по выявлению поставщиков товаров и услуг губернскими и земскими властями. Объявления о контрактах публиковали в газете «Курские губернские ведомости». На страницах издания есть сообщения о разных подрядах.

Львиная доля связана с закупками для нужд арестантских домов, военных ведомств. Так, на 25 сентября 1885-го назначались торги («устные и посредством запечатанных объявлений, с узаконенной через три дня переторжкою») на поставку в 1886 году в курский тюремный замок «ножных кандалов, подкандальников с поджильниками, подвязок к кандалам…». Требовалось поставить 150 пар кандалов на «большой рост», а на средний – 200.

«Желающие принять на себя означенную поставку благоволят явиться с благонадежными залогами и удостоверениями о своем звании, на означенное число в присутствие Губернского Правления», – говорилось в объявлении.

Помимо кандалов, курское исправительное арестантское отделение проводило торги на поставку «провианта для продовольствия арестантов», как, к примеру, в 1888-м. Речь шла о ржаной муке, «крупе гречневой». Также предлагалось заключить договор на подвоз «дубовых дров, каменного угля». В данном случае контракт заключался на год. Кроме того, шли закупки «материалов для одежды, белья и обуви всех категорий арестантов тюремных замков Курской губернии». Требовалось поставить, например, холст рубашечный, сукно серое армейское, 620 пар сапог без подметок, овчину для полушубков. Можно увидеть и сообщения на поставку в арестантские дома «воды, песку», проведение работы по «очистке ретирадных мест и помойных ям».

Немало объявлений касалось закупок для бытовых нужд полицейских (поставка для рыльской полицейской команды «обуви и прочего»), военнослужащих. Например, в том же году шли поиски исполнителя «подряда поставки дров для помещений, занимаемых в Курске воинскими частями, и других городских зданий», а курская казенная палата и губернский распределительный комитет объявляли торги на поставку в течение двух лет «ржаной соломы для тюфяков с подушками… чинам войск, квартирующих в Курске».

Наряду с такими объявлениями встречаются и вполне гражданские. В марте 1876-го курская горуправа готова была заключить контракт с «желающими принять на себя копку мела и глины на городской земле за Московскими воротами». В 1880 году в прессе было размещено объявление о конкурсе на подряд ремонта здания Курской губернской почтовой конторы с условием, что победитель торгов произведет работы «со своими материалами и рабочими». Сумма контракта составила 1454 рубля (чуть больше 2 миллионов на современные деньги). Известно и о контракте на «устройство трубы вместо деревянного моста на 12 верстках от Обояни» на сумму 4392 рубля (6,5 миллиона).

Поставки товаров, строительство объектов – с этим у курских властей XIX века нет вопросов. На такие подряды всегда находился исполнитель. В то же время были проблемы при заключении контрактов, к примеру, на «истребление бродячих по улицам собак». Данный вопрос поднимался курской Думой в 1883-м. «Затрудняясь в определении способов, какие могли бы быть признаны наиболее целесообразными к истреблению», Дума постановила предложить управе «снестись с господином Полицеймейстером», чье мнение должно было сыграть решающую роль. Было предложено составить «проект мер, могущих быть в этом случае быть принятыми», а после подать властям документ на утверждение.

Новый царь – новые траты

В мае 1883-го состоялась коронация императора Александра III. В связи с этим в российских городах прошли торжественные мероприятия. Для простого люда власти организовали гуляния, раздавали премии и подарки. Все это – бюджетные траты. Например, городская дума Корочи (до революции – Курская губерния) в рамках программы празднования «Священного Коронования Их Императорского Величества» постановила выделить 45 рублей на закупку продуктов к «закуске» (проще говоря – банкет). Застолье намечалось после торжественного молебна. «Нижним чинам» же в честь восшествия на престол царя раздать «на чай» 16 рублей, «беднейшим слоям» выдать «по 50 рублей единовременно», закупить для воспитанниц местной женской прогимназии «50 фунтов конфет», а для «мальчиков городского приходского училища» 15 фунтов пряников. На иллюминацию и фейерверк было поручено потратить 40 рублей, найти «для этих нужд» исполнителя. Всего же из местного бюджета на общественные гуляния и прочие траты, не связанные с раздачей денежных премий, выделили 300 рублей (на сегодняшние деньги – 450 тысяч). Для сравнения: в то же время в «госзакупке» на годовое обеспечение отоплением и освещением дмитриевского тюремного замка значилась сумма едва превышавшая 500 рублей.

Также по случаю коронации Александра III уездные власти делали «памятные» покупки. Так, Фатежская городская Дума решила приобрести в «учреждаемую в память 25-летнего царствования Александра II» икону святого благоверного князя Александра Невского. Прилагалось к постановлению и своеобразное техническое задание: перед ликом «должна гореть неугасаемая лампада, а в день 30 августа каждого года – служение торжественного о здравии Из Величества молебна».

Торг за дом жены полковника

Помимо размещения контрактов на поставку товаров и услуг, дореволюционные курские власти обсуждали вопросы, связанные с покупкой недвижимости для нужд тех же земств. В декабре 1896-го слушался доклад губернской управы о приобретении дома жены полковника Останьковича на Московской площади. Строение покупали для «расширения учительской семинарии», заботясь «об увеличении помещения для общежития учеников». Власти выдвинули ряд условий по сделке. За дом собственнице предложили 15 тысяч рублей. На современные деньги – более 20 миллионов. Сумму планировали выплатить в следующие три года. В то же время объект требовал капитального ремонта, на строительные работы выделяли до 10 тысяч рублей. После положительного ответа владелицы собирались определить подрядчика, однако в конце декабря выяснилось, что «госпожа Останькович в настоящее время отказывается продавать свой дом на тех условиях, как указывала губернская управа раньше». Жилище все-таки удалось купить в 1897 году. По имеющимся данным, позже в доме базировалась земская ветеринарно-бактериологическая лаборатория, она занимала семь комнат.

Воду в Сапоговой добывали лучшие компании

В мае 1895 года земское собрание постановило разместить в пригороде Курска (имение Ребиндера, «деревня Сапогова») психиатрическую колонию-больницу. Объект на 557 коек (изначальное количество мест) требовал закупки не только лекарств, провианта, одежды для постояльцев, но прежде всего обустройства инфраструктуры. Самый актуальный вопрос – обеспечение колонии питьевой водой. Тут-то и возникла проблема. В итоге слушался доклад «О водоснабжении сапоговской колонии».

Мнения по вопросу разделились. Одни представители земства говорили, что воду можно брать из реки Тускари и ключей, расположенных на территории Сапоговой, тем самым будут сэкономлены деньги. Другие настаивали на бурении скважин, так как речная вода была невысокого качества, не исключался риск отравлений.

Гласный губернского земства князь Николай Косаткин-Ростовский отмечал, что «не считает нужным закапывать земские деньги в артезианские колодцы». Аргументация: «Тускарной водой пользуется Курск, и никто не жалуется». Выяснилось, что вода водоема «делается зараженной ниже Курска, а не в деревне Сапоговой». Двух же ключей «хватит на питие и приготовление пищи».

В противовес этому мнению – заключение экспертизы по пробам воды в районе Сапоговой. В них нашли «известное количество органических веществ», которых, как видно из анализа, «вдвое больше». Органические же остатки в воде «есть не что иное, как навоз». До собрания довели, что «верховье речки Тускари густо заселено, а это позволяет думать, что вода небольшой речки загрязнена достаточно». В ней может быть «зародыш глиста, брюшно-тифозная зараза, холера». Также отмечалось, что обустройство ключей в Сапоговой будет «много дороже, чем бурение колодца».

Земское собрание тогда постановило: поручить управе «войти в соглашение с лучшими фирмами Бари, Войслава, Вайсель или других и начать с весны бурение». То есть работы поручили известным инженерным компаниям Российской империи. В колонии обустроили два артезианских колодца, водонапорную башню, у больницы появилась своя канализация.

Сэкономить на школьных учебниках

Вопрос экономии бюджетных средств при госзакупках был актуален и до революции. Это можно увидеть на примере обеспечения земских школ учебниками. С появлением таких учебных заведений начальное образование стало более доступным для жителей Курской губернии. К концу XIX века в этих школах учились не менее 45 тысяч детей. Обеспечить такое количество школьников учебниками было непросто. Очень дорогое удовольствие, учитывая, что «ученики школ получают в Курской губернии учебные пособия бесплатно». В это время появилась идея закупать литературу без посредников, напрямую от издательств.

«Каждый, занимающийся покупкой школьных принадлежностей, знает, насколько все эти предметы могут быть удешевлены и насколько качество их может быть улучшено без ущерба земской кассы, если знать надлежащие источники приобретения: но всякий согласится с тем, что покупка из первых рук сравнительно небольших количеств хлопотлива и сопряжена со многими неудобствами», – отмечали представители земства.

Выход из ситуации – открытие земского книжного склада, который возьмет на себя «исполнение заказов уездных земств». А таких заказов было немало: с увеличением количества грамотных в Курской губернии рос запрос не только на учебники, но и на книги для чтения. В год подобные закупки обходились земству в 22–23 тысячи рублей (по сегодняшним меркам – более 33 миллионов рублей).

«Как бы ни было щедро земство на даровую раздачу книг, на устройство библиотек, но оно не может снабдить население книгами в достаточном количестве», – говорили на заседаниях.

Звучало мнение, что «если бы вся покупка была сосредоточена в губернском земском складе, не одна тысяча сократилась бы для земских бюджетов».

Деньги отдали, а пеньку не поставили

С приходом советской власти тема закупок остается актуальной для Курской губернии, однако в первые годы как таковых торгов не проводится, многое (если не все) подчиненно режиму военного коммунизма. В условиях Гражданской войны наблюдаются откровенные провалы, как в случае с покупкой ячменя для курского дрожжево-винокуренного завода. Из документов узнаем, что здесь зимой 1919-го обеспечение сырьем «идет весьма слабо». Причина – неурожай ячменя 1918 года. Выход – купить товар вне Курска.

«Во избежание остановки завода, несколько времени тому назад, был командирован представитель завода за покупкой ячменя в Белгородский уезд, но на станции Прохоровка местная таможня отобрала у представителя завода деньги, и он вынужден был вернуться ни с чем», – писала пресса тех лет.

Проблему решили после того, как из Корочи в Курск направили 426 пудов зерна.

Также в годы Гражданской войны в Курской губернии регистрируют случаи мошенничества при закупках, как, к примеру, в ситуации с куплей-продажей пеньки: «Ввиду того, что за реквизированную пеньку губсовнархозом уплачивались деньги (например, Бассу и другим, которые, получив деньги, скрылись), поставленную отныне пеньку и веревки, в настоящее время неоплаченную, считать конфискованной».

Подготовил Александр ДЕМЧЕНКО, по материалам Госархива Курской области

Вверх  —  Отзывы читателей (0)  —  Написать отзыв  —  Версия для печати


Выскажите своё мнение о статье

Имя: *
E-mail:
Город:
Смайлики: smile super yes no beer wink tongue laugh finish boy love girl confuse joy good fright sleep wall amaze angry box shok star kill stop suicide
Текст * сообщения:
Защита от спама *: Введите 6 цифр на картинке  → 
Поля, отмеченные (*), обязательны для заполнения.



Горячие новости
Добро пожаловаться
Справочная

Читайте в печатном номере: ТВ-программа на 32 канала, интервью со звёздами, результаты ТВ-лотерей «Золотой ключ», «Бинго», «Русское лото», частные объявления, биржа труда, полезные советы, конкурсы и сканворды 16+возрастная
категория
Сетевое СМИ «Друг для друга Курск Онлайн»
Зарегистрировано Роскомнадзором, регистрационный номер ЭЛ № ФС77-74531 от 29 декабря 2018 года
Посетителей сегодня: 25 357
Посетителей вчера: 34 888
Всего c 10.03.2003: 92 350 402
© ООО «Друг для друга — Медиа», г. Курск, 2003–2021
• При перепечатке ссылка на www.dddkursk.ru обязательна! • Политика конфиденциальности персональных данных